Seo-friends.ru

Большая стройка
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кирпич с клеймом офг

Кирпичная история

Роман — переводчик и предприниматель. А еще он собирает кирпичи с клеймами. Каждый с вековой историей. Их хватило бы на постройку небольшого дома. Кирпичи хранятся в гараже и даже в квартире, но большая часть коллекции хранится в погребе на даче.

— Это как визитная карточка, документ эпохи, — говорит Роман, вытаскивая и рассматривая экспонаты. — Клейма ставили, чтобы отличить хорошего производителя от бракодела. Вот здесь есть буква Фита. Может, изготовитель был Феофаном, а может, Фотием или Фомой. После революции букву упразднили, и эти имена тоже стали редкими.

У него есть экземпляры кирпичей с Валаама и Соловков, даже из Эстляндии. Но собирает он в первую очередь кирпичи, связанные с историей Петербургской губернии. Первые нашел случайно на Крестовском острове 10 лет назад. Несколько штук лежали на обочине дороги: старые, массивные, с выдавленными клеймами. Кирпичи показались интересными, и Роман забрал их с собой. С тех пор выбирается на поиски кирпичей почти каждую неделю. Берет с собой молоток, зубило, корщетку, набор пакетов и рюкзак для переноски. Больше 3-4 единиц зараз не берет — и так солидный груз. Говорит, что для него в этом хобби сочетаются спорт, археология и краеведение.

Роман ныряет в темноту погреба и вытаскивает новые кирпичи. Они лежат слоями. Добраться до самых нижних непросто.

— Вот клеймо часто встречается: «Р.Р.» — Владимир Ратьков-Рожнов из Шлиссельбургского уезда. Богатей, золотодобытчик, содержал детские приюты и ночлежки. Могучий был человек — сенатор. Вот «Г.С.Ф.»: Граф Стенбок-Фермор. Старинный дворянский шведский род. Семье принадлежало побережье от Лахты до Лисьего Носа, заводы и доходные дома. А вот «Муфель»: Александр Муфель, ротмистр, владелец доходного дома. Сам он жил на Кирочной улице у Таврического сада.

К погребу подходит дочка-школьница Маша. Внимательно смотрит на происходящее, а затем выдает:

— Папа, а помнишь, тебе кирпич на голову упал?

— Ну да, было и такое. В старых дымоходах встречаются интересные экземпляры. Но если потянешь оттуда кирпич, можно обрушить весь дымоход. Лучше в такие места лазить в каске.

В Петербурге и области множество мест, где можно пополнить коллекцию. Старинные кирпичи лежат на улицах и во дворах, на свалках и строительных сносах, вываливаются из стен сгоревших домов, пылятся на чердаках. Однажды Роман умудрился найти коллекционные экземпляры в собственной квартире, бывшей коммуналке, когда перестраивал печку.

— Лучшие места для поиска — гаражи, когда их сносят, и садоводства, а также крупные промпредприятия, — делится он секретами. — На набережных много, лежат в воде или прямо на берегу. В Кронштадте много! Раньше кирпичи грузили на пустые суда в качестве балласта для устойчивости и чтобы судно не шло порожним. В Кронштадте перегружали, и часть кирпичей осталась там.

Очень много белых и желтых кирпичей с иностранными клеймами. Вот, например, по-французски написано Feu — «фо», то есть «огонь», «огнеупорный». Такие в дореволюционной России были редкостью. Их привозили из-за границы, пока перед Первой мировой войной в Боровичах не построили завод по производству кирпичей, способных выдерживать температуру до нескольких тысяч градусов.

Роман считает, что в мире не так много мест, где клейменые кирпичи встречаются в таком изобилии. Должны были совпасть условия: быстрый рост города, промышленное развитие и при этом серьезная конкуренция. Клеймо — это торговая марка, знак качества, признак наступления новой общественной системы, капитализма.

— «Г.Л.»: Граф Левашов. А может, графиня, дочка его. У них большой завод был в Курортном районе Петербурга. Загляни в любой дымоход этого района и скорее всего найдешь такое клеймо. «Л.И.Вейс» — Левин Израилевич Вейс, у него был завод у села Покровское на реке Тосна. В 1910 году после погромов он сменил имя на менее заметное Леонтий Иванович. «E.i.Г.» — Евгений Иосифович Гонцкевич, архитектор, живописец и владелец лесопилки. А кирпич-то у него кривой, производственный брак. Такой можно было использовать на подсыпку дорог и набережных. Собственно, я его и нашел на подсыпке набережной в Шкиперском протоке.

Самые кирпичные места в России — это Петербург, Уральский регион, в меньшей степени Москва и Калининград. По объему кирпичного производства во второй половине XIX века с Российской империей могли сравниться лишь Англия, США и Индия. В последней кирпичи до сих пор делаются кустарно, вручную — раздолье для коллекционеров.

— До революции производство в Петербурге было интернациональным. Вот пожалуйста: Стуккей — женщина-англичанка; Жюль Камилович Мюллер — то ли француз, то ли немец; Лукконен — финн. А еще Гук, Мор, Хилль, Спарро, Борман, Укке и прочие. А в СССР уже был единый ГОСТ, и кирпичи отдельных заводов маркировать перестали. Правда, во время НЭПа еще ставили клейма: «Желдорсиликат» или «Северокустарь». Но качество было плохое. Эти кирпичи крошатся, расползаются под дождем, потому попадаются редко.

Есть в коллекции кирпич с маген-Давидом: строили синагогу. Есть с двуглавым орлом — госпредприятие. Есть более поздний с надписью «iм Сталiна», скорее всего с Донбасса или Днепропетровска. А вот Savikko — финский кирпич. Такие встречаются до самого Выборга. В коллекции у Романа пока отсутствует, но известно, что существует редкий кирпич с клеймом «ЛЕНИНЪ», так звали некоего шлиссельбургского производителя, однофамильца Ильича.

Если советские кирпичи весили 4 кило, то дореволюционные, как правило, 5-6 кило.

Чтобы собирать кирпичи, нужно быть физически крепким.

— Собрал 200 штук — уже тонна! Попробуй перебрать такую коллекцию! У меня сейчас 7 тысяч единиц, считая с дубликатами, это 40 тонн! По идее, нужно отдельное выставочное пространство. Но кто же даст под кирпичи?!

Основы языка кирпичных клейм

Продолжаем серию авторских очерков коллекционера Владимира Смирнова. О том, что говорят клейма на старинных кирпичах, хранящихся в его коллекциях и коллекциях компании «Брикфорд» — в исследовании автора.

Насколько велико множество народов, населяющих нашу планету, настолько же велико число языков, без знания которых невозможно понять особенности жизни представителей того или иного региона. Но не только люди говорят на родном для них языке – кирпичи тоже умеют разговаривать. Это особый язык клейм, знание которого позволяет научиться понимать те «послания», которые оставило для нас прошлое на ничем не примечательном строительном материале. Азбука кирпичных клейм может оказаться полезной не только коллекционерам-любителям, старающимся разгадать принадлежность клейм тому или иному производителю, но и профессиональным исследователям, использующим все возможные источники и артефакты для архитектурного и исторического описания изучаемых построек. Следуя знаниям сложившихся канонов и правил, привлекая логический подход и креативное мышление, а также вооружившись немалой долей интуиции, давайте вместе постараемся освоить основы этого непростого «кирпичного» языка!

Итак, что же мы увидим на клейме?

Фамилия. Нет ничего проще для идентификации клейм, чем полностью написанная на нем фамилия владельца завода! Однако и здесь возможны нюансы: изначально было принято писать фамилию в родительном падеже (завод кого?), а затем к концу XIX века это трансформировалось в привычный именительный падеж. (рис. 1а, б)

Это надо учитывать, чтобы на ранних клеймах 1840-60-х не приписать по ошибке завод жене (или, не дай Бог, вдове!) известного производителя. В данном случае Пирогова и Пирогов – это одно лицо, Иван Кондратьевич Пирогов. Женские фамилии также встречаются в родительном падеже, но довольно редко, как в экземпляре Пелагеи Марковны Байковой (рис. 1в). Из желания импортировать (или, по крайней мере, рекламировать) свою продукцию за пределы России некоторые производители огнеупорного кирпича (Песельник, Старцев, Ягупов и др.) дополнительно прибегали к варианту написания своей фамилии на клейме латинскими буквами (рис.2). При этом использовалось франко-немецкое написание фамилии со сдвоенной буквой «F» на конце вместо «В».

Инициалы. Наиболее сложными для «опознания» являются двухбуквенные клейма, содержащие имя и фамилию владельца. Изначально они казались удачным и «экономичным» способом фиксации информации о хозяине завода, однако вскоре из-за частой повторяемости сочетаний (особенно с буквами «И», «П», «К», «С», «Н», «А») пришлось перейти на трехбуквенные, где первые два символа, согласно принятому порядку сокращений в дореволюционной России, обозначали имя и отчество. Так, наглядным примером возникновения дополнительной буквы служит трансформация клейма при переходе завода от И. Балашова к его сыну А.И. Балашову (рис.3). В книге Елшина и Векслера «Датирующие свойства петербургского кирпича XVIII-XX века» срок такого тотального перехода к трехбуквенным клеймам определяется 1880 годом, однако очевидно, что четкую границу в данном случае провести невозможно. Более того, известно много случаев даже в Санкт-Петербургской губернии, где было особенно много заводов, когда в XX веке продолжалось использование двухбуквенных сочетаний.

Читать еще:  Поддон для облицовочного кирпича

Совладения. Характерной чертой клейма при совладении завода является использование разделительного союза «и» между инициалами фамилии владельцев (рис.4а, завод Петрова и Витовского), а наличие компаньонов указывалось стандартной прибавкой «и Ко» (рис.4б, завод Л.Ю. Укке с компаньонами). В тоже время отмечены случаи простого перечисления сокращений по первым буквам фамилий владельцев (рис.4в, завод Свинухова, Яковлева и Зиновьева), что, несомненно, осложняет идентификацию.

Родственные связи на клейме отображаются более запутанным образом. Если заводом владели братья, то это, очевидно, «БР» либо «Б» с начальным «З» как указателем на «Завод Братьев …» (рис.5а, братьев Лядовых). Подобный «язык», хотя и достаточно редко, встречается в случаях продолжателей дела сыновьями с начальными буквами «ЗС» (рис.5б, завод сыновей Ягуповых) или потомками с начальными буквами «ЗП» (рис.5в, завод потомков Лядова). Для описания родственных отношений использовались также сокращения «С-я» («сыновья»), «н-ки» или «н=цъ» («наследники» или «наследниц») и «п-ки» («племянники»). (рис.6)

Сокращения. В связи с последними примерами уместно отметить, что сама фамилия также иногда сокращалась через дефис, как это было проделано с фамилиями Гарковенко (рис.7а), графа Стенбока-Фермора (рис.7б) или П.И. Миловановой (рис.7в). Кстати, титулованные особы не пренебрегали указанием своего знатного происхождения на клейме (рис.7), используя буквы «К» или «КН» («князь»), «Г» («граф»), «Б» («барон»), как, например, князь Юсупов (рис.8в), граф Левашов (рис.8б) или баронесса Фиркс (рис.8в). Особняком стоят случаи «усекновения» фамилии московским владельцем завода Тумановым (рис.9а) и нежелание петербургских заводчиков Трифоновых полностью уместить свою фамилию на клейме. (рис.9б)

Купеческие. На ранних петербургских клеймах 1840-60-х годов первой буквой также нередко ставилась «К», что указывало на принадлежность производителя купеческому сословию. Это надо учитывать, чтобы не спутать их с упоминавшимися выше клеймами заводов князей, которые зачастую были расположены непосредственно в своих имениях и большей частью были ориентированы не на продажу продукции, а на удовлетворение хозяйственных нужд при постройке усадебных домов, амбаров, конюшен, оранжерей и т.п.

Имения. В отличие от купцов, владельцы кирпичных заводов в поместьях часто клеймили кирпичи названиями своих имений или по месту расположения завода, например, завод в поместье «Гоща» князей Валевских, или по месту расположения завода, как крестьянин Голубев в селе Елизаветино. (рис.10)

Происхождение. Для обрусевших владельцев заводов клейма могли также использоваться для того, чтобы подчеркнуть свою национальность или этнические корни. Так, например, поступил выходец из армян Алахвердов (Аллахвердян) в Нахичеване-на-Дону (см. также www.kublog.ru/arch/memorize_history/6822.html), использовав на клейме букву «А» армянского алфавита, или немецкий промышленник Ф. Андерегг. (рис.11)

Товарищества и общества. Характерным признаком указания на Товарищество или Общество на клейме, помимо использования начальных букв «Т» или «О», служат сложные многобуквенные аббревиатуры, как на клейме Санкт-Петербургского Общества Строительных Материалов или Товарищества Санкт-Петербургских Кирпичных и Гончарных Заводов. (рис.12)

Казенные. Помимо известных изображений официального символа Российской Империи – двуглавого орла – казенные (т.е. принадлежащие государству) кирпичные заводы зачастую использовали аббревиатуру «КЗ» в конце клейма, например «Знаменский Кирпичный Завод» (рис.13). Вообще использование «З» (или «КЗ») на конце клейма (за редким исключением совпадения инициалов владельца, как в случае с клеймом «КЗ» Константина Захарова) является прямым указанием на то, что в первой букве заключено название завода. И наоборот, если «З» (или «КЗ») встречается в начале клейма, то последующие буквы скорее всего указывают на инициалы владельца, как на клеймах заводов Юнгер или Е. Камбулина. (рис.14 а, б)

Крепостные. Для строительства всевозможных военных укреплений, казарм и складских помещений военным ведомством учреждались специальные так называемые крепостные заводы, кирпичи которых использовались для возведения, в частности, крепостных стен. Для них на клейме характерны буквы «В», «П» («военного приказа») и «К» («крепостной»), а также год производства как на рис.15 для кирпичей «БЛК» — Брест-Литовсокй крепости, или «КВ» — Киевского крепостного (кирпичного) ведомства.

Тюремные. Власти резонно полагали, что заключенные своим трудом могут принести значительную пользу казне, если их задействовать на кирпичном производстве для нужд уездного или волостного строительства. Почти в каждом губернском (а иногда и в крупном уездном) городе существовали кирпичные заводы при исправительных учреждениях, т.е. тюрьмах. Для их продукции характерны клейма с сочетаниями «ТУ» («Тюремной Управы») или «ТЗ» («Тюремный завод») (рис.16-б, «Уфимский тюремный завод»). По аналогии заводы Губернских Управ содержат аббревиатуру «ГУ». (рис.16в, завод Санкт-Петербургской Губернской Земской Управы»)

Церковные. В клеймах церковных заводов, принадлежащих церковной общине (приходу) или построенных для нужд возведения храма, очевидно присутствует буква «Ц» (или «М», если это касается монастырей), а также название церкви (рис.17) – «П.Д.У.Ц.» — Пещерская Доложская Упенская Церковь, «ВМ» — Валаамского Монастыря.

Символы. Отдельного обсуждения заслуживают изображения на клеймах различных символов и графических знаков (фигур). Их условно можно подразделить на изображения гербов, эмблем, цифр (чисел), фигур и профилей. Мы предполагаем разместить это обзор во второй части данной статьи. (Еще порядка 20 различных рисунков)

Итак, в данном обзоре для понимания «языка» кирпичных клейм была сделана попытка вкратце остановиться на тех основных закономерностях и мотивах, которые двигали владельцами кирпичных заводов при клеймении ими своей продукции. Несмотря на разнообразие всевозможных сочетаний букв, цифр, символов и т.п., хозяева заводов в общем стремились к одной цели – самоидентификации, т.е. желанию донести до потребителей свою неповторимую, отличную от всех, марку, за качество которой не придется стыдиться ни отцовской фамилией, ни родовым имением, ни светским титулом. К сожалению, за последние 120-150 лет в России и сопредельных территориях происходили такие катаклизмы и кардинальные переустройства жизненного уклада, что язык кирпичных клейм дошел до нас лишь фрагментарно, и его изучение и овладение им носит в большой степени характер догадок и предположений. Однако, в этом состоит и главная прелесть его постижения, когда, как в хорошем детективном сюжете, в конце трудной кропотливой работы по проработке большого количества версий находится одна, на которую указывают все «улики». А что может быть интереснее творческих исканий по разгадыванию тайн, скрытых от нас неумолимым временем!

Новгородец собрал коллекцию старинных кирпичей

Во время недавнего разбора бани на улице Великой новгородцы увидели в грудах кирпичного боя клейма дореволюционных кирпичных заводов. Хотя здание бани построили в 1954 году.

Журналист Игорь Иванов, который много лет работал в городе Чудово, а сейчас – на телевидении в Санкт-Петербурге, а в свободное время занимается исследованиями старинных кирпичей предположил, что для строительства бани использовался кирпич из разрушенных в годы Великой Отечественной войны домов и усадеб Чудовского района:

– Об этом говорит совокупность клейм, которые встречаются как раз в Чудовском районе. Более того, эти кирпичи произведены именно на заводах, расположенных в окрестностях Чудово. Восстановление Новгорода после войны требовало огромного количества кирпича. Большие запасы «вторсырья» располагались на территории Чудовского района.

В годы войны полностью были разрушены усадьба Державина «Званка», имение графа Аракчеева в Грузине, завод «Коминтерн». Эти и другие места на берегах древнего Волхова стали ареной ожесточенных сражений. Увы, было решено не восстанавливать их прежний исторический облик. Груды битого кирпича с разрушенных бомбёжками зданий везли на баржах в Новгород. Предположу, что во многих зданиях Великого Новгорода, построенных в первые послевоенные годы – частица обожженной в печах кирпичных заводов Чудовской земли.

– А что это за клейма?

– На фотографиях кирпичей, обнаруженных при сносе бани на улице Великой, мы видим клейма «И.Е.К», «И.Е.Кузнецовъ», «А.Борманъ», «И.А.Л», «Д.А.П.», «П.А.П», «П.В.». Идентификация первых трёх вообще никаких разночтений не вызывает. Клейма «И.Е.К», и «И.Е.Кузнецовъ» принадлежат заводам Ивана Емельяновича Кузнецова, представителя большой династии, связанной с производством фарфора. На территории Новгородской губернии у него было три фарфорово-фаянсовые фабрики, хрустально-стеклянный завод. Фабрика в селе Ботановка (ныне – Краснофарфорный Чудовского района) была основана в 1897 году на землях, выкупленных у помещицы Ботановой. Как раз там Кузнецов ещё ранее построил и кирпичный завод. Там кирпичи клеймили знаком «И.Е.Кузнецовъ». Потомок династии Кузнецовых Борис Александрович Кузнецов в книге «Иван Емельянович Кузнецов. Новгородский король российского фарфора.

Истории семьи и фабрик» указывал: «Кирпичный завод, построенный в 1895 году, располагался в районе бани и подстанции. Кирпич Ивану Емельяновичу был необходим для дальнейшего развития завода и строительства главного производственного корпуса для фарфорового производства. Глину для производства кирпичей брали с берега Волхова напротив устья реки Выя. И сейчас за улицей Малая Набережная, напротив реки Выя, выделяется место, где её брали». Кроме того, в документах упоминаются и другие кирпичные заводы Кузнецова. В сборнике «Материалы для оценки земельных угодий Новгородской губернии» за 1895 год указано, что Кузнецов владеет землями в сельце Степаньково Коломенской волости, причем указано: «Настоящим владельцем пашня запущена. Устраивается кирпичный завод».

Читать еще:  Кислота чтобы почистить кирпич

Сельцо располагалось на землях деревни Пересвет Остров. Наконец, в сборнике «Адресная книга фабрично-заводской и ремесленной промышленности всей России на 1907-1908 гг.» под редакцией Логожева указано, что Кузнецов является владельцем кирпичного завода в селе Сомово Чудовской волости. Вероятно, допустили ошибку. Сомино, а не Сомово. На исторических картах обозначен кирпичный завод в районе озера Соминского напротив деревни Пшеничище, но на другом берегу Волхова. Эти заводы, вероятно, использовали клейма «И.Е.К», отличающиеся разнообразием.

– А клеймо «А.Борманъ»? Владелец завода – немец?

– Нет. Ариадна Владимировна Борман – представительница древнего новгородского дворянского рода Тырковых. Её дед, Алексей Дмитриевич Тырков, был новгородским уездным предводителем дворянства и душеприказчиком Аракчеева. Отец, Владимир Алексеевич Тырков — действительный статский советник. А вот её брат – Аркадий Владимирович Тырков был народовольцем, участником подготовки убийства императора Александра Второго. 20 лет он провел в ссылке в Сибири. Ариадна также неоднократно подвергалась аресту. Была одним из лидеров партии кадетов. Участвовала в Первой мировой войне: организовывала санитарные отряды, вывозила раненых. В период Гражданской войны была даже в деникинской армии, затем эмигрировала из страны. Уже в эмиграции написала замечательную книгу «Жизнь Пушкина». Вошла в историю как Ариадна Тыркова-Вильямс.

А вот клеймо на кирпичах сохранило фамилию её первого мужа. В 1890 году она вышла замуж за инженера-кораблестроителя Альфреда Бормана. Кирпичный завод, на котором производили кирпичи с клеймом «А.Борман», располагался на родовых землях Тырковых неподалеку от имения Вергежа. В своей книге «На путях к свободе» Ариадна Владимировна писала: «Получала я еще несколько сот рублей в год дохода с небольшого кирпичного завода, построенного на арендованной у папы земле». Завод сгорел в 1911 году.

– По другим клеймам всё-таки есть вопросы?

– Да. Но все они встречаются массово именно в Чудовском районе, хотя их определение все-таки вызывает ряд вопросов. Например, клеймо «И.А.Л.» пока не идентифицировано, но есть версия. И связана она с именем спичечного фабриканта, причем самого крупного в Российской империи – Василия Андреевича Лапшина. Промышленник умер в декабре 1905 года. В марте 1906 года его предприятия были проданы «Акционерному обществу по производству огнеупорных и кислотных труб Вахтер и Компания». Название оставили старое. В состав правления «Акционерного общества В.А. Лапшинъ» вошел И.А. Лапшин. Не исключено, что именно его инициалы и располагались на клейме. Но эта версия требует подтверждения. Кирпич «П.В.» изначально собиратели относили к новгородскому заводу Павла Васильева, но встречается он именно в Чудовском районе, поэтому вопрос ещё открыт. Клеймо «П.А.П.», предположительно, принадлежит заводу Павла Алексеевича Потапова, владельца усадьбы у станции Торбино. Кирпичи доставлялись на станцию Чудово по Николаевской железной дороге. Клеймо «Д.А.П.», вероятно, также относится к семейному предприятию Потаповых. Сомнений в том, что на улицу Великую в Новгороде кирпичи с этими клеймами попали именно с руин зданий Чудовского района, у меня нет никаких.

– А когда вы стали интересоваться клеймёными кирпичами?

– Мой родной город – Боровичи. Поговорка «В Боровичи по кирпичи» известна всем. Во второй половине 19 века здесь развернулось промышленное производство огнеупорного кирпича. Первое предприятие построил Роберт Нобель – сын Эммануила Нобеля. Все известен завод Константина Вахтера, но заводов по производству огнеупоров было много: кирпич изготавливался в разное время на предприятиях Кривцова и Матвеева, семьи Ягуповых, Алексея Ивановича Мартынова, Николая Петровича Горизонтова, Бурды, Гаврилова, Беляева. Крупные производители – ТОПГИ (Товарищество производства глиняных и гончарных изделий), «Пирогранит». После прочтения книги боровичского писателя Владимира Краснова «Керамический век Боровичей» просто загорелся этой темой. Но расширил её до собирательства и изучения клейменых кирпичей Новгородской губернии.

Кстати, на чудовской земле первым крупным кирпичным заводчиком был граф Алексей Аракчеев. Н.К. Отто в книге «Черты из жизни графа Аракчеева» писал: «Аракчеев завёл кирпичные заводы, куда посылались на работу, за разные провинности, крестьяне и крестьянки. Этому наказанию подвергались иногда даже самые старшины. Если, например, в какой-либо деревне корова была заедена волками, а старшина о том не уведомлял письменно графа, то за это взыскивался с него штраф в 5 рублей, или он наряжался на кирпичный завод, где должен был сам сделать и сдать 5000 штук сырого кирпича. Виновных, при бдительности самого Аракчеева, головы и прочих земских грузинских властей, оказывалось постоянно значительное количество, а потому и работа на кирпичных заводах кипела и из обильного материала, можно бы было в Грузине, воздвигнуть даже целую египетскую пирамиду…». Вряд ли кирпичи Аракчеева клеймились: только с 1847 года, когда вышли «Правила для единообразной прочной выделки кирпича….», клеймение продукции становится повсеместным.

– А дорого ли стоит клейменый кирпич? И где его храните?

– Рядовые клейма – от нуля до 50 рублей. Среди коллекционеров принято дарить или обменивать. Нечастые – рублей 200-400. Но очень редкие клейма, причем, если кирпич целый, без потерь, могут стоить и две тысячи, и даже четыре тысячи рублей. Хватает сумасшедших энтузиастов, которые готовы выложить такую сумму за какой-либо раритет в отличном состоянии. Своё собрание я складирую на даче. Кстати, оно совсем небольшое, ведь я ограничиваюсь исключительно коллекционированием кирпичей Новгородской губернии. Петербургским исследователям сочувствую – их коллекции требуют огромных площадей, так как заводов в окрестностях Петербурга было множество. Они поставляли свою продукцию в том числе и в Новгородскую губернию.

– У вас есть кирпичи, которых нет в других собраниях?

– Раритет – условное понятие в мире собирателей клеймёных кирпичей. Пошло под снос какое-то здание, а оно целиком было построено из кирпичей, которые считались редкими. И вот уже клеймо не редкое, есть у всех. Я не накопитель. Меня в большей степени интересует история. Но в моем небольшом собрании есть два кирпича, которые пока можно считать раритетными. Оба в плохом состоянии, но я рад, что эти клейма сфотографированы и вошли в историю. Кирпич с клеймом «У.З.А.Д.» был обнаружен как раз в имении Державина «Званка» моим родственником Вячеславом Жолудем, участником спортивного заплыва по маршруту «Великий Новгород — Званка». Кирпич просто валялся под ногами. Буквы «У.З.А.» видны отчетливо, от буквы «Д» — лишь «хвостик». Расшифровал я клеймо только на второй день.

Вспомнил отрывок из книги новгородского историка Александра Кириллова «Лики губернского города». Он упоминал, что при строительстве скотобойни возник конфликт с конторой Архиерейского дома. Завод на Архиерейской Мызе (ныне посёлок Волховский) поставлял некачественный кирпич. Архиерейская Мыза располагалась в местечке Устье. Таким образом, аббревиатура «У.З.А.Д.» была расшифрована – Устьевский завод Архиерейского дома. Второй кирпич имеет клеймо «В.Г.С.». Обнаружен также в Чудовском районе. Предположу, что клеймо принадлежит известному спичечному промышленнику Василию Гавриловичу Субботину. Ввиду обилия сырья многие промышленники, например, тот же Кузнецов, строили небольшие кирпичные заводы для собственных нужд и для продажи продукции заказчикам.

– Какой кирпич вы хотели бы иметь в своей коллекции?

– Мечта – находка кирпича завода Алексея Ивановича Мартынова с клеймом «А.М. LIDIA». Его фото было в 2018 году опубликовано в боровичской газете «Красная искра». Единственный пока известный экземпляр хранится в коллекции боровичанина Антона Платонова. Лидией звали сестру предпринимателя. Опеченский мещанин, купец 1 гильдии основал завод по производству огнеупорных изделий. Увы, Мартынов умер молодым в 1879 году. Также хотелось бы иметь в собрании кирпич Роберта Нобеля. Он основал первый завод по производству огнеупорного кирпича в Боровичах в 1855 году. Тогда шла Крымская война, экспорт кирпичей из Англии прекратился, и для топок заводов нужны были огнеупоры. Боровичские глины привлекли внимание. Завод Нобеля просуществовал недолго. Известен кирпич с клеймом «Р.Н.», обнаруженный в Боровичах. Возможно, что он изготовлен на предприятии Нобеля.

— Публикации у вас на эту тему тоже были?

– Вместе с петербургским исследователем Любомиром Бакиным опубликовали статью в сборнике «Чудовский краевед» (№15, 2019 год). Она посвящена клейменым кирпичам, произведенным на заводах, работавших в окрестностях Чудово. Сейчас совместно с Любомиром Бакиным работаем над «Кирпичной энциклопедией Новгородчины». Это своего рода каталог с описанием известных клейм, изложением истории предприятий губернии, статистических данных.

Кирпичи и клейма. Доклад Илатовского П. И. Часть 1.

Описание

Город Питкяранта в 19 — начале 20 вв. крупный промышленный центр. В общей сложности в городе и его окрестностях работало около 30-ти шахт, около 10-ти олово,меде,железоплавильных заводов, стекольный завод (10 млн. бутылок в год), целлюлозно-бумажный завод и др. Все они естественно с печами, на строительство и последующий ремонт которых закупался качественный кирпич. А такой кирпич, в те времена, клеймили. Это делалось для контроля качества в случае предъявления претензий потребителем.
Кирпич с клеймом — это кирпич, который был выпущен с клеймом завода изготовителя. В старину производили кирпич ручной формовки. Старинный кирпич имеет различные клейма. Они могут быть выполнены в виде символов или букв. Как правило — это сокращение инициалов хозяина завода. При строительстве казенных предприятий завод выигравший поставку мог ставить клеймо в виде двуглавого орла. Такой старинный кирпич в народе получил название — имперский кирпич. В Санкт — Петербурге встречается самое большое количество различных клейм. На кирпичах можно встретить клеймо в виде ключа, короны, орла, якоря, подковы, название рек, городов и различных фамилий. На выпускаемом заводе клеймо могло видоизменяться. Зачастую заводы переходили от одного собственника к другому. Поэтому один и тот же завод мог за свою историю выпускать разнообразные клейма. Известны случаи, когда правление кирпичного завода переходила от отца к сыну и клеймо видоизменялось с сохранением фамилии, но с изменением дизайна.
В нашем городе,в связи с богатым промышленным прошлым, клеймёные кирпичи встречаются буквально на каждом шагу.Краеведческий клуб «Оберег» ,в ходе краеведческих экспедиций, собрал коллекцию кирпичей с клеймами, найденных на территории города и его окрестностей. Эта работа — попытка создать каталог этой коллекции и определение заводов производителей и поставщиков кирпичей. Это необходимо для дальнейших исследований истории нашего края.Итак вот кирпичи имеющиеся в коллекции клуба на данный момент.

Читать еще:  Чем пилить шамотный кирпич вручную

Кирпич с клеймом П.Бъляева. Кирпичи произведены на заводе коммерческого советника, купца первой гильдии Петра Абрамовича Беляева, а затем его наследников под фирмой «Товарищество П.Беляева наследники». Заводов было несколько и они располагались на правом берегу реки Невы в Шлиссельбургском уезде недалеко от деревни Малое Рыбацкое. Заводы П. Беляева впервые упоминаются в конце 1840-х годов.Эти кирпичи попадаются у нас повсеместно,конкретно данный экземпляр был найден на красной глинке.

Кирпич с клеймом Т.О.С.М. Завод принадлежал Товариществу Обработки Строительных Материалов в деревне Усть-Славянка Петербургского уезда, учрежденному архитекторами А.И.Резановым, В.А.Шретером и И.С.Китнером. Кирпичный завод Н.П.Кочетова существовал на этом месте с 1853г. и проработал до конца 1880-х. когда был вынужден закрыться из-за убыточности производства по сравнению с кустарным способом обжига. Кирпич изготавливался по передовой технологии на постоянно работающей обжиговой печи. В 1876 году в справочниках упоминается как «Невский кирпичный завод». Позже в этих местах появился завод Л.Ю.Укке .Этот кирпич был найден на красной глинке.

Кирпич клеймом УККЕ. Завод принадлежал фирме «Укке и Ко», основателем которой был дворянин (из обрусевших немцев) Людвиг Юльевич Укке. Фирма владела несколькими заводами:
1) В 1888г. был куплен и перестроен кирпичный завод, ранее выстроенный в 1860-х годах Николаем Кочетовым близ села Усть-Ижора, которым впоследствии в 1870-х владело «Товарищество Общество строительных материалов». Этот завод получил название «Славянский» .
2) В 1897 году году появляется вновь выстроенный второй завод в селе Усть-Тосна, который получил название «Тосненский»..
Заводы проработали до 1917 года. Этот кирпич был найден на красной глинке.

Кирпич с клеймом Громовъ и Ко. Кирпичи произведены на заводе фирмы «Громов и Ко», исходно принадлежавшей известному купцу-старообрядцу Василию Федуловичу Громову. Затем фирма перешла к его брату Илье Федуловичу, а с 1894г. — к действительному тайному советнику и Петербургскому городскому голове Владимиру Александровичу Ратькову-Рожнову (1834-1912). Им и был построен кирпичный завод в 1896 году, который располагался в деревне Малые Пороги Шлиссельбургского уезда. По некоторым данным на его кирпичном заводе к 1916 году трудилось до 400(!) человек.Оба эти кирпича были найдены в краеведческой экспедиции в Вялимяки. Точно такие же попадались мне на острове Нурмисаари (о. Дальний около заводского). Раньше там работала пилорама Громова, для переработки её отходов производства был построен целлюлозный завод. Клейма на этих кирпичах отличаются формой рамки и шрифтом. В каталогах представлены только эти два варианта клейма.

Кирпич с клеймом Г. С. Р.(Григорий Сергеевич Растеряев). Завод был основан в конце 1850-х годов в селе Щербинка (имение «Щербинское болото») Колтушской волости близ колонии Овцино на правом берегу Невы. В конце XIX века на заводе Растеряевых работало более 250 чел. и производилось 16млн. кирпича в год. Завод проработал до 1917 года.
Этот кирпич был найден на фундаменте плавильного завода Аласавота(около тропы здоровья).

Кирпич с клеймом А.С.З. Кирпич произведен на заводе Общества Александровского Сталелитейного завода. Данный казенный завод для своих нужд имел кирпичное производство с 1897 до середины 1910-х годов под управлением Александра Александровича Баранского. Завод получил название от местности – села Александровское, которое располагалось на Шлиссельбургском тракте из Санкт-Петербурга.
Эти кирпичи встречаются на верхней обогатительной фабрике Масууни(Юляристиойя) и плавильного завода(старая кирха,конец ул.Калинина).

Кирпич с клеймом ЕВМЕНТЬЕВЪ. Завод принадлежал Александру Фаддеевичу Евментьеву и был расположен в Петербургском уезде около Ново- Саратовской колонии на правом берегу реки Невы в Уткиной Заводи. Выстроен в 1897 году и просуществовал до 1917 года. На кирпичном заводе трудилось до 200 рабочих
Найден подпирающим дверь на старой базе торга.

Кирпич с клеймом Д.М.С. Кирпичный завод, расположенный близ с.Усть-Славянка Петербургского уезда принадлежал временному купцу 2-й гильдии Дмитрию Михайловичу Соболеву и был основан в 1866 году. В 1894 году Завод был продан Д.И.Тырлову-Жданкову.
Очень часто встречается на красной глинке.


Кирпич с клеймом ТЫРЛОВЪ. Производство завода Дмитрия Ивановича Тырлова-Жданкова. Началу сети его кирпичных заводов положили завод в с.Корчмино Шлиссельбургского уезда, купленный в 1893г. у наследников Д.И.Соболева, и два завода в колонии Овцино Шлиссельбургского уезда. Впоследствии Д.И.Тырлов-Жданков открыл еще в Шлиссельбургском уезде в 1898 году завод у ст.Колпино, а в начале 1900-х — в с.Ивановское. Наконец, в 1910-х его шестой завод начал работать в Царскосельском уезде близ станции Купчино. Большинство заводов проработали до 1914-17гг. Встречаются дефекты неполных клейм.На втором фото дефект переполненного клейма.Видимо оно было двухсоставное и собрано неправильно.В результате дважды повторены буквы РЛ. Найдены на острове Нурмисаари.

Кирпичи c разнообразным исполнением клейма «МК» произведены на заводах семьи крестьян Кононовых. С 1824 года на берегах р.Ижоры рядом с селом Усть-Ижора располагалось производство акцизного крестьянина Алексея Феофановича Блинова. Затем Михаил Федорович Кононов (1797-1872) построил здесь 2 завода. Последний раз завод М.М.Кононова упоминается в справочниках за 1903г.
Найден на острове Нурмисаари.

Кирпичи с клеймом Бр.Б. Данные кирпичи были произведены на заводах семьи промышленников Байковых, которые в 1848 году купили у графа Нессельроде земли в окрестности деревень Большое, Малое и Нижнее Куземкино на берегу р.Луги Ямбургского уезда.
На смену этим заводам в начале 1880-х на мызе Приречье напротив Б.Куземкино по р.Луге приходит завод «наследников Власа Байкова» Платона и Ивана Власьевичей Байковых (клейма «Бр.Б» ).На втором фото клеймо с дефектом второго пропечатывания.
Найдены на фундаменте в районе ж.д. моста.

Кирпичи с клеймами ВМ 1901 (Валаамский Монастырь) и цифрой 5. До 1917 года на Валааме действовало около 30 производств, в том числе 2 небольших кирпичных завода. Первый из них начал работу в 1785 году.
Эти два кирпича были найдены около церкви Александра Невского (Германовский скит Валаамского монастыря)ещё до начала реставрации.Церковь была построена в 1903 г.

Кирпич с клеймом «PIETILA» относится к продукции, производившейся в имении «Петиля» (названо по имени владельца). Судя по имеющимся данным, завод «Pietilä Tegelbruk» функционировал с середины 1880-х по 1904-й год. На втором фото надпись подкрашена для лучшего прочтения клейма. Этот кирпич был найден случайно, в единственном экземпляре. Больше ничего подобного не попадалось.

Кирпичи с клеймами ЖДАНИ НОВ.ГУБ., КВ и К , VULCAN. Кирпичи произведены на заводах «К. Вахтера и Ко.» в селе Волгино на землях усадьбы Ждани Новгородской губернии. В 1880 году купец первой гильдии К.Г.Вахтер основал несколько керамических заводов. Преобразовавшись в акционерное общество в начале 1900-х, завод проработал до 1919 года, после чего был национализирован. Использовались клейма:

1) «VULCAN» — применяется при нефтяном отоплении для Сименс-Мартеновских печей;
2) «КВиКо» — рекомендован для варочных и стеклоплавильных печей.

Кирпич с клеймом PHOE NIX.Несмотря на иностранную надпись это третий тип кирпичей выпускавшихся Боровическим заводом.
3) PHOENIX — выпускался для котельных и других топок, выдерживающий температуру 1400 градусов С.
Кирпичи производства этого завода попадаются довольно часто, видимо из за более низкой стоимости по сравнению с шамотными кирпичами иностранного производства. Хотя по качеству, а соответственно и сохранности, значительно им уступают. Это пока единственный «отечественный производитель» шамотного кирпича чья продукция попадается у нас.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector