Seo-friends.ru

Большая стройка
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мне сегодня дали кирпичом

Непредсказуемый Геннадий Шпаликов: «. Я куда-то улетаю, словно дерево с листа…»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

“Я жил, как жил…”

Я шагаю по Москве,
Как шагают по доске.
Что такое — сквер направо
И налево тоже сквер.
Здесь когда-то Пушкин жил,
Пушкин с Вяземским дружил,
Горевал, лежал в постели,
Говорил, что он простыл.

Кто он, я не знаю — кто,
А скорей всего никто,
У подъезда, на скамейке
Человек сидит в пальто.
Человек он пожилой,
На Арбате дом жилой,-
В доме летняя еда,
А на улице — среда
Переходит в понедельник
Безо всякого труда.

Голова моя пуста,
Как пустынные места,
Я куда-то улетаю
Словно дерево с листа.

Я иду по городу, мысль во мне свистит
Отпущу я бороду, перестану пить.
Отыщу невесту, можно и вдову,
Можно и не местную, Клавой назову.

А меня Сережей пусть она зовет,
Но с такою рожей кто ж меня возьмет?
Разве что милиция, и пешком под суд —
За такие лица просто так берут.

Я дошел до ручки, да, теперь хана.
День после получки — денег ни хрена.
Что сегодня? Пятница? Или же четверг?
Пьяница, ты, пьяница, пропащий человек.

Я иду по городу, мысль во мне свистит
Отпущу я бороду, перестану пить.
Отыщу невесту, можно и вдову,
Можно и не местную, Клавой назову.

Геннадий Шпаликов появился на свет в 1937 году в Карелии. Когда началась война, его отца, военного инженера, призвали на фронт, а с войны он уже не вернулся. То, что Геннадий станет военным, не подлежало сомнению, и в 1947 году его отправили на учебу в киевское суворовское училище, затем Геннадий поступил в Московское высшее военное командное училище. Но случилось так, что службу в армии ему пришлось оставить – из-за тяжелого ранения. Однако по этому поводу Геннадий совершенно не переживал, поскольку, еще будучи суворовцем, понял, что армейская служба – это не для него. «Долой ваши порядки, приказики и приказы», «Снова и снова в поле зрения стены напротив скучно-белые, как все до омерзения надоело», «Серых дней лента», — так он напишет в своем стихотворении «Надоело».

Уволившись из армии, двадцати лет отроду, Геннадий задумался, чем же ему заняться. Оказавшись во ВГИКе, понял, что именно здесь он и хотел бы учиться – необыкновенная атмосфера, красивые девушки с актерского факультета. И хотя конкурс был громадный, Шпаликова приняли на сценарный факультет.

И началась веселая студенческая жизнь, бездельничали от сессии до сессии, ночами гуляли по Москве, бывало, не расходились неделями. Шпаликов чувствовал, что попал в свою стихию, всегда его окружали друзья.. Всех подкупала его бескорыстность, доброта и ирония, с ним было интересно.

Я жил как жил,
Спешил, смешил,
Я даже в армии служил.
И тем нисколько не горжусь,
Что в лейтенанты не гожусь.
Не получился лейтенант,
Не вышел. Я — не получился,
Но говорят во мне талант
Иного качества открылся:
Я сочиняю — я пишу.

Павел Финн, киносценарист, вспоминал:

«… Мы жили с общим ощущением открытого шампанского… Мы были как будто бы беспечны, но в этой беспечности было очень много серьезного. За фасадом этой беспечности шла работа, которая и делала из нас тех, кем мы стали или кем мы не стали. И самым, безусловно, ярким лучом в нашей жизни тогда, конечно, был Гена, хотя мы об этом не думали. Мы это чувствовали, мы это знали, да он и сам это чувствовал, сам это знал.
Гена был такой Моцарт среди нас, и, к счастью, то, что он Моцарт, было прекрасно, а еще прекраснее, что среди нас не было Сальери. Он был абсолютно уверен в своем предназначении, в своей власти над этой жизнью, в своей неординарности».

Еще будучи студентом, он написал сценарий для фильма маститого режиссера Марлена Хуциева «Застава Ильича». Картина для того времени оказалась очень необычной, работали все с большим увлечением, но судьба у фильма оказалась незавидной. Хрущев, посмотрев его, посчитал фильм «идеологически вредным», и к прокату его не допустили. Картину подвергли нещадной цензуре, требовали переписать сценарий, сделав из него «идейно здоровое произведение». Как это так, картина с таким многообещающим названием «Застава Ильича», а в ней « три парня и девушка шляются по городу и ничего не делают». Шпаликов не хотел ничего переписывать, иногда пропадая из-за этого неделями. В результате из фильма все же были вырезаны целые куски, сменили даже его название, и он стал называться «Мне двадцать лет».

А ведь знаменитый польский режиссер Анджей Вайда, просмотрев первоначальный вариант фильма, который длился три часа, заявил:“Готов тут же, сейчас же, смотреть второй раз!”

В 1962 году Шпаликова пригласил для работы над лирической картиной «Я шагаю по Москве» режиссер Данелия. И хотя в этом фильме опять «три парня и девушка», и фильм “опять непонятно, о чем”, режиссеру удалось отстоять сценарий. Работали над фильмом «легко, быстро и весело», и вскоре он вышел на экраны, один из лучших отечественных фильмов. Зрителям полюбился и сам фильм, и песня, прозвучавшая в нем. Песню, как и сценарий, написал тоже Шпаликов, и написал ее буквально за несколько минут, во время съемок. Да он все все писал очень легко и быстро, как рисуют карандашом.

Фильм вышел не торжественным и пафосным, какие были тогда в почете, а простым, легким и веселым.

Потом последовало еще несколько сценариев, по которым были поставлены фильмы. А заключительная сцена из фильма «Долгая счастливая жизнь в котором Шпаликов был режиссером, поразила даже великого Антониони.

Все эти сценарии были написаны Шпаликовым уже к 24 годам, с ним работали известные режиссеры, о нем писали, его легкие стихи, наполненные чистотой, грустной иронией и человечностью, и трогательные, сентиментальные песенки, находили отклик в душе его ровесников и не только их. Его песни распевала вся страна.

Лед, лед
Ладогой плывет.
Лед, лед
Ладогой плывет.
Все сомнения откинув,
Посреди большого дня
Сяду, сяду я на льдину —
Льдина вынесет меня!

Меня льдина выручает.
Я спрошу ее потом:
«Куда вынесет-причалит?
Под каким пройду мостом?»
Лед, лед
Ладогой плывет.
Лед, лед
Ладогой плывет.

«Милый, ты с какого года?
И с какого парохода?» —
Ни ответа, ни привета.
А на речке тает лед.
Лед, лед
Ладогой плывет.

Городок провинциальный,
Летняя жара,
На площадке танцевальной
Музыка с утра.
Рио-рита, рио-рита,
Вертится фокстрот,
На площадке танцевальной
Сорок первый год.
Ничего, что немцы в Польше,
Но сильна страна,
Через месяц – и не больше –
Кончится война.
Рио-рита, рио-рита,
Вертится фокстрот,
На площадке танцевальной
Сорок первый год.

Стихи Геннадия Шпаликова в великолепном исполнении Михаила Ефремова и Александра Яценко, до мурашек.

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
Я прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

А не то рвану по следу,
Кто меня вернет?
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,
Там, где — боже мой! —
Будет мама молодая
И отец живой.

Людей теряют только раз,
И след, теряя, не находят,
А человек гостит у вас,
Прощается и в ночь уходит.
А если он уходит днем,
Он все равно от вас уходит.
Давай сейчас его вернем,
Пока он площадь переходит.
Немедленно его вернем,
Поговорим и стол накроем,
Весь дом вверх дном перевернем
И праздник для него устроим.

Но на смену 60-м, с их пьянящей свободой, пришли другие времена, 70-е, а Шпаликов так и остался художником своих любимых 60-х.

..Я ужасно сентиментален, и это неистребимо во мне, как грусть. ..Время безжалостно, я знаю это и стараюсь улыбаться, когда мне совсем не хочется улыбаться, и говорю не те слова, какие нужно говорить. А какие нужно? Я забыл эти слова. Меня пугает равнодушие времени и чужие люди. Чем дальше, тем больше чужих, и некому поклониться, и не с кем уйти. Я ужасно сентиментален, и я бы плакал, прислонившись к плечу друга, но я не могу плакать и смотрю, смотрю спокойными глазами на пустоту вокруг.
Что будет потом? Я не хочу думать.

Читать еще:  Раствор для керамического облицовочного кирпича

Кроме того, для него был невыносим диктат чиновников от «Совкино», он не мог приспосабливаться, как это в то время делали многие. И уже в начале 70-х для него наступил период невостребованности, повлекший за собой обострение проблемы с алкоголем, начался разлад в семье, закончившийся разводом. Женой его была известная актриса Инна Гулая, к тому времени у них была уже дочка Даша. Уйдя из дома, начал скитаться по друзьям и знакомым.

Все чаще его стали посещать тяжелые мысли.

«Меня пугает равнодушие времени и чужие люди, чем дальше, тем больше чужих. Велика Россия, а позвонить некому. Я не знаю, зачем жить дальше».

И осенью 1974 он свел свои счеты с жизнью. Было ему тогда всего 37 лет.

Рядом была записка:

«Вовсе это не малодушие, — не могу я с вами больше жить. Не грустите. Устал я от вас. Даша, помни. Шпаликов».

А последним стихотворением, которое он написал,и которое нашли уже после его смерти, было такое:

Не прикидываясь, а прикидывая,
Не прикидывая ничего,
Покидаю вас и покидываю,
Дорогие мои, всего!
Все прощание — в одиночку,
Напоследок — не верещать.
Завещаю вам только дочку —
Больше нечего завещать.

Один из самых его близких друзей – Виктор Некрасов, писал:

«Вот по такой лестнице — с выбитыми ступеньками, с пугливо целующимися на площадках парочками, с пустыми поллитровками, подбираемыми по утрам уборщицами, — по такой взлетал, как вихрь, он на последний этаж. А к той, с красными ковровыми дорожками, придерживаемыми блестящими медными палками, по которой надо подниматься степенно, придерживаясь за полированные перила, — он боялся даже подойти. А ведь большинство хочет именно по этой, второй, а то и в зеркальном бесшумном лифте подыматься по лестнице славы (или на какой-то этаж ЦК)».

«Да, взбегал, легко и весело. Потом стал запыхиваться. Потом рухнул. Головой вниз.
Когда мы с ним сдружились, он скакал еще через две ступеньки. Расстались же — за полгода до его гибели, — когда он с трудом уже переводил дыхание на площадке этажа.
Да, он пил. Осмелится кто-нибудь бросить в него камень за это? Все пьют. И не от этого он умер. Хотя и от этого. Лестница оказалась не та».

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Сектор Газа — Частушки текст песни

Текст Сектор Газа — Частушки, содержит много мата, поэтому если Вам нет 18, пожалуйста покиньте страницу. Частушки от Сектора Газа очень популярны среди фанатов, поэтому, если Вам нравится их творчество помогите распространить текст в соц сетях.

Сектор Газа Частушки текст

Первый куплет

Из-за леса выезжает
Конная милиция.
Становись-ка девки р*ком —
Будет репетиция!

Я приехала в колхоз
Имени Мичурина.
Так и знала отъ*бут
Словно сердце чуяло!

Мимо тещиного дома
Я без шуток не хожу.
То им х*р в забор просуну,
То им ж**у покажу!

Я на Севере была
Золото копала.
Если б не моя п*зд*,
С голоду пропала!

Припев

О-па, о-па, зеленая ограда,
Девки в**бли попа — так ему и надо!

Второй куплет

На мосту стоял прохожий
На еб*ну мать похожий.
Вдруг откуда ни возьмись
Появился в рот еб*сь!

Полюбила парня я,
Да оказался без х*я.
Да на х*я ж мне без х*я,
Когда с х*ем до х*я!

Как у нас на опушке
Соловей еб*т кукушку.
Только слышно на суку:
«Чирик, п**дык, х*як, ку-ку!»

Мы с миленком у метра
Целовались до утра.
Целовались бы еще,
Да болит вл*г*лищо!

Припев

О-па, о-па, зеленая ограда,
Девки в**бли попа — так ему и надо!

Третий куплет

А девки в озере купались,
Х*й резиновый нашли.
Целый день они еб*лись,
Даже в школу не пошли!

Мой миленок под забором
Х*й березовый нашел.
Примеряли всем народом —
Никому не подошел!

А из-за леса из-за гор
Показал мужик топор.
Но не просто показал:
Его к х*ю привязал!

Мы с миленком целовались,
Стоя у завалинки.
А я стояла и сс*ла
Ему на белы валенки!

Припев

О-па, о-па, срослась п*зда и ж*па!
Этого не может быть — промежуток должен быть!

Четвертый куплет

А Маньке цел*чку порвали,
Саньку в ж*пу вы*бли.
Опосля в рояль н*срали —
Чудно время провели!

Мы с миленочком *бл*сь
В сорокоградусный мороз.
Ж*па инеем покрылась,
Х*й стоял, как Дед Мороз!

На Вогрэсовском мосту
Церковь обокрали.
В жопу в**бли попа
И в колокол н*срали!

Я с*с*ла давеча
У Сергея Савича.
Он на вид холененький,
А на вкус солененький!

Припев

О-па, о-па, зеленая ограда,
Девки в**бли попа — так ему и надо!

Пятый куплет

Помидоры, помидоры,
Помидоры, овощи.
П*зда едет на кобыле,
Х*й на скорой помощи!

Полюбила х*й*бина
И повесила портрет.
А на утро поглядела:
Х*й висит, а бина нет!

Мы с приятелем вдвоем
Работали на дизеле.
Он лопух, и я лопух:
У нас теплушку сп*зд*ли!

Полюбила тракториста
И, как водится, дала.
Три недели с*ськи мыла
И соляркою сс*ла!

Припев

О-па, о-па, зеленая ограда,
Девки в**бли попа — так ему и надо!

Мне подруга дорогая передает по рации:
«Я без «Комбинации», как без м*нструации!»

Проголосуй за текст «Сектор Газа — Частушки»

Мне нравится 37

Если Вам понравился текст «Частушки» от Сектора Газа, обязательно делитесь с друзьями. Всем спасибо!

Тексты песен. Лирика

Альбом «Привокзальная»

На привокзальную сегодня я пойду
Возьму бутылку водки, чтоб накатить по сотке
С дружком прощальную
Помянем прошлое за все хорошее
На стеночке для Светки рисуют малолетки
Рисунки пошлые.

Давай быстрее, брат, налей
За бизнесменов и врачей,
За музыкантов и воров,
И участковый будь здоров.
За тех кто с нами был всегда,
Кто помнит наши имена.
И за девчонок, что порой
Нас увлекали за собой.
Икра на белый хлеб, пусть будет так у всех.
Чтоб не назад к печали, чтоб только не стреляли,
Все остальное — смех.
Споем застольные, еще застойные.
Друзья по свету мчатся, им на чужбине снятся
Подруги школьные.

В подъезде детский гам, а дворник пьет «Агдам».
А помнишь, как когда-то, патлатые ребята
Битлов играли нам.

На номенклатурной даче телевизоры «HITACHI»,
Деревянная обшивка и бильярдные столы.
Там нам баньку затопили, там мы пели, водку пили,
И носы мы воротили от зернистой от икры.
Говорил хозяин ейной, что построил два бассейна,
Что имеет новый «Бентли» и огромный в Берне счет.
Но одна, кричит, проблема, у него больная тема.
Он глазами вроде хочет, а не может ничего.

А за окном охрана грустная скучает,
И теплый ветер ели стройные качает.
И добрый пес в зеленой будке у забора
Гоняет мух к соседской даче прокурора.
Там была одна брюнетка, горбачевская соседка.
Говорит: «Всему виной сионисты и ЦРУ».
И за это два спортсмена, два сибирских бизнесмена,
Ей навешали по шее и испортили скулу.
И понравились нам сильно два артиста из Мосфильма.
Они пели, танцевали и смешили всех до слез.
Только женщины в финале никого из них не сняли.
Оказались те артисты, голубыми в полный рост.

Говорил король чеченский, попивая кофе «Венский»,
Что он держит все столицы, всех республик СНГ.
А потом просил Анюту, предлагая ей валюту,
Чтоб она потанцевала в голом виде на столе.
Пил Смирновку очень просто брокер из Днепропетровска,
Пил Смирновку, словно воду, и конечно, заболел.
А потом в горячке белой он рукою неумелой
Топором рубил на даче барельеф из голых тел.

Утром все чуть приустали, перегаром поикали,
И с номенклатурной дачи разбежались по домам.
Мерседесы и восьмерки дружно покатились с горки.
И огромные Линкольны повезли прекрасных дам.

По Тверской, по улице, ходят девки умницы,
Лимита залетная, толпы фирмачей.
Ездят тачки разные: мерседесы с маздами,
В них сидят красавицы — жены москвичей.
Просят денег нищие грязными ручищами,
Их снимает камерой крохотный джапен.
Носят флаги красные коммунисты разные,
И бушуют митинги у кремлевских стен.

Читать еще:  Рваный кирпич с замком

Плавают кораблики по Москва-реке.
Кто в метро на фабрику, кто в офис в BMW,
Кто опохмеляется, кто кросс бежит с утра,
Кому чего здесь нравится, веселая Москва.
На Тверской на улице парочки целуются,
И полны товарами пестрые лотки.
Две цыганки старые, черные, усталые,
Лезут с предложением, погадать с руки.
По кольцу Садовому, по Арбату новому,
Прокачусь, проедусь я, на чужом авто.
Щипачи умелые кошелечки спелые
Выбивают около станции метро.

Около Сокольников хулиганят школьники,
Дразнят своих девочек, тянут за косу.
А постарше мальчики, все в наколках пальчики,
Прям из Долгопрудного на разбор в Москву.
Едут не пугаются, всякое случается,
Улицы Московские видели не то.
У вокзала Рижского с фраера парижского
Соловьи-разбойники дернули пальто.

Не за границу, не в Рим, не в Ниццу
Наш уезжает эшелон,
Охране строгой плохо спится,
И чуть качается вагон.
Трава в кармане, письмо для Тани,
Ныкну заточку, как факир,
Не в Сочи жить, а в Магадане,
Глушить не водку, а Чифир.

Мой номер 245,
На телогреечке печать,
А раньше жил я на Таганке,
Учил босоту воровать.
Мой номер 245,
А я домой хочу опять,
И часто снится за колючкой
Мне моя мягкая кровать.
Донецкий Юра кричал мне: «Шура,
Грустить не нужно без нужды».
Из хлеба вылепили дуру
Пугать салагу из вохры.
Простите, дамы — манто из ламы,
Я вас покину на пять лет,
На флейтах исполняйте гаммы,
И наводите марафет.

Стучат колеса, и нет вопроса:
«Куда уехал эшелон?»
Жаль, отсырели папиросы,
И чуть качается вагон.

Мне моя мягкая кровать.

Катятся слезинки по лицу блондинки,
Узенькое платье цвета бирюзы.
И дымок пуская, около трамвая,
Курит папироску ветеран войны.

Зайду во двор, где мы когда-то проживали,
Где знали горестей, и радостей дожди.
И Паша Лабух нам сыграет на гитаре
Чуть-чуть фокстрота и немножечко тоски.
Желтая корзинка у моей блондинки,
И большие, синие глаза.
Черный кот подвальный, музыка из спальни
Той большой квартиры, где родился я.

Подстригусь у Яши, там расклады наши,
Пусть неровно, и не тот пробор.
И в кафе у софы выпью левый кофе,
И на этом полный завершу разбор.

Пролетело лето, нас носило где-то,
Загляну я в прошлое свое.
Где в подъезде темном, в уголке укромном,
Распивали с другом красное вино.

Катятся слезинки по лицу блондинки,
Узенькое платье цвета бирюзы.
И дымок пуская, около трамвая,
Курит папироску ветеран войны.

В моем дворе жила красивая девчонка,
Она играла на рояле, пела джаз.
Смеялась очень заразительно и звонко,
И целовался в том дворе я с ней не раз.

Любовь прошла, промчались годы,
Она в Нью-Йорке много лет.
И только статуя Свободы
Мне говорит: «Родной, привет».
Я начинал кооперативное движение,
Она в Америке училась на врача.
Я продавал народу сникерсы, печенье,
Она пошла за эмигранта-москвича.

Кто видел Штаты в телевизоре, тот знает:
Там на экране небоскребы, суета.
Вот кто-то в Баден по air-building’ам шагает,
Пытаюсь разглядеть, а может быть она.
Недавно получил я милое послание,
Где пишет о себе, и кто ее друзья.
Там между русских слов английские названья,
И между строк обычная тоска.

Над городом сверкают фонари,
Стучатся капли в окна запотевшие.
А в кабаках товарищи мои
Гостям играют песни надоевшие.
Уставшими глазами смотрят в зал,
На публику изрядно захмелевшую.
Один консерваторию кончал,
Другой, да что там, тема наболевшая.

Тусклый зал, мерцают свечи, а на улице туман,
И играет целый вечер на ямахе мой друган.
И поет блатные песни, да совковую попсу.
И несет домой для тестя из буфета колбасу.
На Парнас пропоют хоть тыщу раз
Народу полюбившиеся песни.
Для Васи из Ташкента в этот раз,
Позднее для братков из Красной Пресни.
Идут в кабак порой, как на войну,
Разборы в зале, драка на балконе.
Где забывают древнюю статью,
О том, что, мол, скрипач всегда в законе.

В гитарном кофре водка и талмуд,
Да вялая вчерашняя редиска.
Фирму захочешь, тут же пропоют,
На королевском, Лондонском английском.
А эта песня для прекрасных дам,
Ее вам дарит Саша из Ростова.
И доллары летят на барабан
От щедрого бандита городского.

Вот я на левом беpегу, я по Pусановке иду,
Пpиносит ветеp свежий воздух от Днепpа.
И пусть радиационный фон, меня не беспокоит он
Когда на улице кpасавица-весна.

А по подъездам босяки в кружках пускают косяки.
И из машин слышны знакомые куплеты,
И может что-нибудь не то, но возле станции метpо
Тебе куплю я загpаничные конфеты,
Тебе куплю я загpаничные конфеты.
Сменили женщины наpяд, надели «мини» что твоpят,
Мужчины падают — им тяжко с непpивычки.
И под гостиницей один стоит кавказский господин,
И неpвно куpит и pазбpасывает спички.

У pынка фpукты и цветы, калёных семечек pяды,
И пpодаёт газеты хулиган-мальчишка.
И очень гоpдо и смешно идёт девчонка из кино,
В таких цветных и облегающих штанишках.

Из Арабских Эмиратов самолётами в Союз
Возит Вася аппараты и другой валютный груз.
Пусть Союза нет в помине, но в огромном СНГ
Продаются стойки-мини, «Сони», «Шарпы» и т.д.
Кто-то в Турцию за кожей, за кроссовками в Китай,
Кто-то в Индию — там тоже ананасы есть и чай.
Вася ж едет в Эмираты, он с расценками знаком,
Там дешевле аппараты чем на глобусе на всём.

А в Дубаи, а в Дубаи
Сидит под пальмами Махмуд-Али.
И курит план, и чтит Коран,
И продаёт не за рубли.
Раньше Вася был рабочим и давал кирпич стране,
И, скажу я, жил не очень, что нередко в СНГ.
Но твердил друг закадычный по фамилии Петров:
«Брось завод ты свой кирпичный, надо ехать на Восток».
Васю рэкет посещает, Вася рад ему всегда,
Вася все законы знает, что почём и что куда.
На таможне порешает все вопросы друг Петров.
И деньгами обрастает Васин бизнес, будь здоров.

Вася выучил арабский, посещаючи страну,
Видит темперамент бабский даже через паранджу.
А арабы всё — Махмуды, в крайнем случае – Али,
И в тени грустят верблюды от обилия жары.
Портя нервную систему, из загадочной страны,
Возят видеосистемы наши братья-челноки.
Возят «Сони», возят «Шарпы» и «Акаи» для своих,
И товары быстро тают даже в странах нефтяных.

Небо засветилось тайной,
Легкой дымкой голубое.
Я пришел, я гость случайный,
Ты мне дверь свою открой.

По-осеннему острыми каплями колет дождь, уходящий день,
Я хочу возвратиться назад и найти тебя в прошлом.
Что-то шепчет луна, и на улице вижу опять я чью-то тень,
Это наша любовь возвратилась непрошено.
Ты меня, я тебя, уже не ждала,
Не хотела, не хотел, видеть вновь.
Только в окна постучала, наша старая любовь.

Ночь пройдет, невзгоды тоже,
И закончатся дожди.
Стали мы на миг моложе,
Мы из прошлого пришли.

Там где осень золотая, там где яркий свет зарниц,
Где молва гуляет злая про бандитов и девиц,
Где ни город, ни деревня, где ни райская земля,
Жил крутой парниша Федя по фамилии Коса.

Коса косила и ножом и пистолетом,
Коса гуляла и зимой и ранним летом.
И не боялся он ни каторги, ни ссылки,
И был хорош собой, и был любовник пылкий.
Грянул гром, упали звезды – это Красные пришли,
Куртки кожаные, слезы, кровь, истомы на пути.
Взял Коса людишек верных и отправился в разбой,
И косил он эту скверну, а добро брал в плен с собой.

Ах, за что же божья кара, и Косе не повезло,
Окружили комиссары и загнали за село.
И из трех гнилых «Максимов» раскрошили в три ствола,
И из всех друзей остался жив лишь Феденька Коса.

И пополз слушок неверный, что замучили Косу,
Что его чекисты взяли и отправили в Москву.
И ни дальше, и ни ближе, чтоб народ там ни трындел,
Жизнь свою он жил в Париже, и косил там как хотел.

Читать еще:  Классификация кирпича гост 530

Коса косила и в Лондоне, и в Париже,
Коса косила и в Берлине и поближе.
И не боялся он ни каторги, ни ссылки,
И был хорош собой, и был любовник пылкий.

Ах, Феденька, антихрист.

Я с детства был напуган Гитлеризмом,
И немцев я боялся как огня.
Но все мы стали жертвой коммунизма,
И понеслась четвертая волна.
Америку закрыли и Канаду,
Да и в Израиле давно аншлаг.
И вот пришли Совдепы к Бундестагу,
И Бундестаг сказал им: “Guten tag”.

И вот идет Одесса по Берлину
Как в сорок пятом Красный шел солдат.
И вот уже в немецких магазинах
Прекрасно понимают русский мат.
И в дискотеках, и в кафе турецких,
И в бутиках, где тряпки высший класс,
Я слышу как-то очень по-одесски,
Совсем по-русски делают заказ.
Пугали нас: «У вас сорвало крышу,
Они ж на мыло пустят всех подряд».
«Но я прогнозы эти где-то слышу»-
Как там у нас в Одессе говорят.
Мы тут, мы свой, мы новый Брайтон строим,
И нет проблем в пехоте и мозгах.
И всех фашистов как лохов построим,
Им будет мало места в Бундесах.

Кто до сих пор сидит на социале,
А кто свою контору заимел.
Один ворует, а другой в запаре
На немца пашет, кто чего хотел.
История потом, глядишь, рассудит
Кто прав, а кто ошибся на корню.
Водоворот тяжелых наших судеб
Я через жизнь нелегкую несу.

Тлеют листья, дым ложится под ногами,
Оглянись-ка, обожги меня глазами.
По брусчатке каблучки стучат как дятлы,
На площадке пацаны бьют из рогатки.

Осенний вечер не льёт, не парит
Осенний вечер тебя мне дарит,
Осенний вечер, послушай песни о любви.
Возьми цветы мои, осенние цветы.
Здравствуй, город,
Здравствуй двор мой, здравствуй осень.
Тёплый ветер с крон деревьев листья косит.
Из подъезда звон стаканов, стон гитары,
И пижоны отправляются по барам.
Ты не думай, я не пьяный, всё в порядке.
Оглянись-ка, не играй со мною в прятки.
Я растаю под твоим зелёным взглядом
И исчезну, только б миг с тобою рядом.

Загрустило и исчезло лето где-то,
Пешеходы по-осеннему одеты.
Тлеют листья, дым ложится под ногами,
Оглянись-ка, обожги меня глазами.

Бублик и “Руки вверх!” помогли выбрать Гордуму

Если бы не “звезды эстрады”, на чьи концерты билеты раздавали на избирательных участках, то на выборы, наверное, пришло бы еще меньше народа. Кого же в итоге выбрали ульяновцы? И кто теперь возглавит областной центр?

ПРОРЫВ
В минувшее воскресенье в Ульяновске прошли выборы в Городскую Думу пятого созыва. Впервые ульяновцы выбирали депутатов в Единый день голосования, да ещё и в День города.
Есть мнение, что день голосования был подобран не вполне удачно. Во-первых, отмечался День города, во-вторых, многие ульяновцы в солнечное воскресенье отравились на дачи. В итоге явка на выборы составила чуть больше 28,5% (141 000 избирателей).

Хоть это и мало, тем не менее, выборы состоялись, нарушений не было. Об этом сообщили в Горизбиркоме.
– Мы довольны результатами, – сказал на пресс-конференции секретарь регионального отделения “Единой России” Виктор Корнев. – За нашу партию проголосовало более 55% избирателей.

Напомним, что выборы проходили по новой схеме, где кандидаты в депутаты выдвигались как по одномандатным округам (30 округов), так и по спискам (принимали участие восемь партий).

Обработано 100% бюллетеней, и во всех 30 одномандатных округах победили кандидаты от “Единой России”.

Партия получит 30 мандатов. По одному депутатскому портфелю досталось КПРФ (17,2%) и ЛДПР (9,5%). Остальные партии (“Коммунисты России”, “Справедливая Россия”, “КПСС”, “Яблоко” и “Родина”) не прошли пятипроцентный барьер.

В итоге в Гордуме V созыва будет 38 единороссов и по одному представителю от ЛДПР и КПРФ.

В этом плане коммунисты и либерал-демократы совершили прорыв. Ведь до этого в городском парламенте не было их представителей.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который возглавлял у нас партийный список, остался недоволен выборами. Мол, они были неправильными.

В свою очередь, лидер единороссов премьер Дмитрий Медведев, наоборот, сообщил, что народ всё больше доверяет “партии власти”, и выборы прошли успешно.

БЕЗ ФЕЙС-КОНТРОЛЯ
Вот жалко, что в Гордуме нет фейс-контроля (в хорошем смысле). Потому что так и хочется воскликнуть: “Ба! Опять одни и те же лица!” Прошло немало бывших депутатов. Среди них – экс-глава города Марина Беспалова, Игорь Мокевнин (четвёртый срок – пора и честь знать), Пётр Столяров, Игорь Буланов, Валерий Безруков.

Есть и новички. Среди них – гендиректор “Авиастара” Сергей Дементьев, глава ульяновских областных профсоюзов Анатолий Васильев, сити-менеджер областного центра Сергей Панчин, главврач Областной детской больницы Анна Лебедько.
От ЛДПР прошел предприниматель Ильдар Яхин. От КПРФ, скорее всего, пройдет юрист Рамиль Замалетдинов. Теперь “возмутитель спокойствия”, помимо Законодательного Собрания, может появиться и в городском парламенте.

ПРОГОЛОСУЙ И ПОЙ
Говоря о предвыборной кампании, стоит отметить, что многие ульяновцы вообще не знали о выборах. Помогли, как это ни странно, “звёзды эстрады”. На вечер были запланированы их концерты в честь празднования Дня города.

В день голосования в Интернете то и дело люди спрашивали, где находятся избирательные участки, потому что там дают пригласительные билеты на концерты. То есть, если бы не “звёзды”, явка была бы ещё ниже?

Кстати, и не везде давали “приглашалки”. Корреспондент “Молодёжки” как законопослушный гражданин отравился голосовать в 9 утра на избирательный участок в Новом городе. На столе у члена комиссии лежали лишь три пригласительных билета. Но никто даже не предложил их. Как потом выяснилось, на концерт пускали и без них. То есть это был своего рода продуманный пиар-ход под выборы.

Да и в СМИ было недостаточно информации. Некоторые ульяновцы рассказывали, что им впервые за много лет ни разу в почтовые ящики так и не бросили предвыборную агитацию. Поэтому многие избиратели не знали своих кандидатов в лицо. Голосовали, скорее, за принадлежность того или иного кандидата к партии. Сыграла и “тактика” участия кандидатов-“двойников”. Люди путались…

Подвели и “политтехнологии”, в которых не чувствовался креативный подход. Все ограничилось проектом “Диалог” – по всему городу были расставлены синие палатки, и молодёжь расспрашивала ульяновцев о развитии города до 2030 года. Что это за развитие, тоже почти никто не знал.

Многие аналитики теперь склонны считать, что эти выборы были репетицией выборов в Госдуму РФ, которые пройдут в 2016 году, но уже в третье воскресенье сентября.

КТО СТАНЕТ ГЛАВОЙ?
…Завтра новоиспечённые депутаты Городской Думы должны собраться на своё первое заседание, где тайно изберут главу города.

Среди реальных кандидатов на этот важный пост – Марина Беспалова, Анатолий Васильев и Сергей Панчин.

Потом определятся и с новым сити-менеджером. С ним будет заключён контракт. И город вступит в своё “пятое измерение”. Посмотрим, каким оно будет.

Ясно пока одно: в Гордуме теперь “не духом едины”.

КОГО ВЫБРАЛИ УЛЬЯНОВЦЫ?
По одномандатным округам прошли следующие кандидаты
ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ РАЙОН:
1. Перфилов Игорь Валентинович
2. Панова Валентина Евгеньевна
3. Абитов Рамиль Загитович
4. Абрамов Николай Герасимович
ЗАВОЛЖСКИЙ РАЙОН:
5. Лазарев Николай Алексеевич
6. Буланов Игорь Николаевич
7. Столяров Петр Капитонович
8. Васильев Анатолий Александрович
9. Крючков Игорь Иванович
10. Безруков Валерий Дмитриевич
11. Дементьев Сергей Геннадьевич
12. Мухин Юрий Викторович
13. Кочкарев Дмитрий Геннадьевич
14. Бударин Геннадий Александрович
ЗАСВИЯЖСКИЙ РАЙОН:
15. Панчин Сергей Сергеевич
16. Котельников Артур Валерьевич
15. Айзатуллина Алсу Феритовна
16. Мокевнин Игорь Александрович
17. Павлычева Ирина Юрьевна
18. Сеюков Руслан Хайдарович
19. Абдуллов Рашид Акрамович
20. Ножечкин Илья Владимирович
21. Зонов Константин Андреевич
22. Шеянов Владимир Константинович
ЛЕНИНСКИЙ РАЙОН:
25. Фадееев Владимир Владиславович
26. Черничко Владимир Анатольевич
27. Васцына Людмила Геннадьевна
28. Лебедько Анна Михайловна
29. Любченков Игорь Владимирович
30. Беспалова Марина Павловна

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector